Создать сайт на a5.ru
Более 400 шаблонов
Простой редактор
Приступить к созданию

          Слово о Разуме

 
Дар высший из всех, что послал нам Изед

Наш разум,— достоин быть первым воспет
Опасение в нем, утешение в нем
В земной нашей жизни, и в мире ином
 
Лишь в разуме счастье, беда без него,
Лишь разум — богатство, нужда без нее
Доколе рассудок во мраке, вовек
Отрады душе не найдет человек.
 
Так учит мыслитель, что знаньем богат.
Чье слово для жаждущих истины — клад
Коль разум вожатым не станет тебе,
Дела твои сердце изранят тебе;
 
Разумный тебя одержимым сочтет,
Родной, как чужого, тебя отметет.
В обоих мирах возвышает он нас;
Я в оковах несчастный, чей разум угас.
 
Не разум ли око души? Не найти
С незрячей душою благого пути.
Он — первый средь вечных созданий творца
Он стражей тройной охраняет сердца.
 
Слух, зренье и речь — трое стражей твоих:
И благо и зло познаешь через них.
Кто разум и душу дерзнул бы воспеть?
Дерзнувшего кто бы услышал, ответь?
 
Коль внемлющих нет —• бесполезны слова.
Ты мысль обрати к первым дням естества.
Венец мирозданья, ты создан творцом,
Ты образ и суть различаешь во всем.
 
Пусть разум водителем будет тебе,
От зла избавителем будет тебе.
Ты истину в мудрых реченьях найди,
О ней повествуя, весь мир обойди.
 
Науку все глубже постигнуть стремись,
Познания вечною жаждой томись.
Лишь первых познаний блеснет тебе свет.
Узнаешь: предела для знания нет.
 
О мудрый, не должно ль в начале пути 
Достоинства разума превознести.
О разуме мысли поведай свои,
Раздумий плоды от людей не таи 
 
 
    
     О сотворении человека
 
В цепи человек стал последним звеном.
И лучшее все воплощается в нем.
Как тополь, вознесся он гордой главой.
Умом одаренный и речью благой.
 
Вместилище духа и разума он,
И мир бессловесных ему подчинен.
Ты разумом вникни поглубже, пойми,
Что значит для нас называться людьми
 
Ужель человек столь ничтожен и мал,
Что высших ты в нем не приметил начал
Земное с небесным в тебе сплетено;
Два мира связать не тебе ли дано?
 
Последний по счету, зато по судьбе
Ты — первый в твореньи, знай цену себе.
Слыхал я про это другие слова *. . .
Но кто разгадает пути божества!
 
О том поразмысли, что ждет впереди:
Цель выбрав благую, к ней прямо иди.
Себя приучи не страшиться труда:
Труд с разумом, с честью в согласьи всегда.
 
Чтоб зло не расставило сети тебе,
Чтоб мог ты противиться горькой судьбе.
И горя не знал в этом мире и в том,
И чистым предстал перед высшим судом,
 
Подумай о своде небесном, что нам
Недуг посылает и дарит бальзам.
Не старится он от теченья времен,
Трудами, печалями не изможден;
 
Не зная покоя, свершает свой бег
И тленью, как мы, не подвержен вовек:
Награду нам шлет, судит наши дела;
Не скроешь от неба ни блага, ни зла.
            

             О сотворении мира
 
Сначала, чтоб все ты чредой изучал,
Послушай рассказ о начале начал.
Явил сокровенную силу свою
Создатель: он быть повелел бытию;
 
Не зная труда, сотворил естество:
Возникли стихии по воле его.
Четыре их: пламя, что светит всегда,
И воздух, под ними — земля и вода.
 
Вначале движенье огонь родило,
И сушу затем породило тепло;
Наставшим покоем был холод рожден.
И холодом — влага, таков уж закон.
 
Они, назначенье свершая свое,
Творили на юной земле бытие:
Из пламени с воздухом, суши с водой
Рождаясь, явленья текли чередой.
 
Возник над землею вертящийся свод,
Являющий диво за дивом с высот.
Он правдой и милостью мир озарил
По воле дарителя знанья и сил.
 
Все в стройность пришло над простором земли,
И семь над двенадцатью власть обрели*.
Воздвиглись одно над другим небеса *,
И круговорот мировой начался.
 
Возникли моря, и холмы, и поля:
Сияющим светочем стала земля.
Рождение гор, бушевание вод. . .
И вот уж былинка из почвы встает.
 
Возвыситься время настало земле, —
Дотоле она утопала во мгле.
Луч яркий звезды в вышине заблестел.
И светом земной озарился предел.
 
Вознесся огонь, — воды вниз потекли,
И начало солнце свой бег вкруг земли *.
Деревья и травы везде разрослись, —
Они зеленеют и тянутся ввысь.
 
Одно прозябание им суждено,
А двигаться им по земле не дано.
Но вот и ступающий зверь сотворен;
И трав, и дерев совершеннее он.
 
Живет он для пищи, покоя и сна;
Отрада иная ему не дана.
Трава и колючки — вот вся его снедь.
Он мыслью и речью не создан владеть;
 
Не знает, что к злу, что ко благу ведет;
Творец от него поклоненья не ждет.
Создатель всеведущ, могуч и правдив;
Творил он, всю силу искусства явив.
 
Таков этот мир, но никто не постиг
Всего, что таит его видимый лик.
 
     
          О сотворении солнца
 
Сверкающий яхонт царит в небесах,
Не воздух, не дым, не вода и не прах.
Там светочи яркие вечно блестят, —
Как будто в Новруз разукрасили сад*.
 
Там гордо плывет животворный алмаз.
Сиянием дня озаряющий нас.
С востока, в час утра как щит золотой.
Он в небе всплывает, слепя красотой.
 
Тогда озаряется блеском земля,
Мир темный светлеет, сердца веселя.
Но к западу солнце склонилось, и вот
Ночь, полная мрака, с востока плывет.
 
Вовек им не встретиться в беге времен —
Таков непреложный, извечный закон.
О ты, что, как солнце, блестишь в вышине!
Скажи, отчего не сияешь ты мне?
 
 
        О сотворении месяца
 
 

Дан ясный светильник полуночной мгле .

Не сбейся с пути, не погрязни во зле!
Две ночи незрим он в просторе небес,
Как будто, устав от круженья, исчез.
 
Затем появляется желт, изможден,
Как тот, кто страдать от любви осужден.
Но только его увидали с земли,
Он снова скрывается в темной дали.
 
Назавтра поярче он светит с высот
И дольше на землю сияние льет.
К концу двух недель станет диском тот серп
Чтоб вновь неуклонно идти на ущерб.
 
Он с каждою ночью все тоньше на вид,
К лучистому солнцу все ближе скользит
Всевышним владыкой он так сотворен:
Вовеки веков не изменится он.

 

Богатств не ищи сверх насущной нужды,
Иначе лихой не избегнешь судьбы.
Смирись, дабы зла на себя не навлечь.
Подумай, как душу свою уберечь.
 
                             ***
А тигр, как ни лют и отважен он сам,
Не смеет приблизиться к львиным когтям.
 
                             ***
Пресечь твои дни коль угодно судьбе,
Помочь осторожность не может тебе.
Такого ль воителя храбрым считать,
Кто с храбростью мудрость решил сочетать?

 

                              ***

Бедным Божьим рабам, чем задача трудней,
Тем тягостней сердцу и телу больней.

Тот мощи достигнет, кто знанья достиг:
От знанья душой молодеет старик.
 
 
Науку все глубже постигнуть стремись,
Познания вечною жаждой томись,
Лишь первых познаний блеснёт тебе свет,
Узнаешь: предела для знания нет.
 
 
Лишь в разуме счастье, беда без него.
Лишь разум - богатство, нужда без него.
Доколе рассудок во мраке, вовек
Отрады душе не найдёт человек.
 
 
Так учит мыслитель, что знаньем богат,
Чьё слово для жаждущих истины - клад.
Коль разум вожатым не станет тебе,
Дела твои сердце изранит тебе.
 
 
Пощады от рока не жди на земле,
Тебе не узнать, что таится во мгле.
 
 
О рок, не расти нас, если хочешь скосить;
А если и косишь, на что и растить?
Сегодня иного возносишь в зенит, 
А завтра - взнесённый во прахе лежит.
 
 
Неправ ли мыслитель, чей разум , как день:
В раба обратила свободного - лень.
 
 
Говаривал красноречивый мудрец:
Храни благочестие, коль носишь венец.
А в ком от гордыни луч веры померк,
Тот в горесть и страх своё сердце поверг.
 
 
Куда не посмотришь, коварство в чести,
Лжи всюду дорога, нет правде пути,
Насилья и злобы настала пора,
Лишь втайне чуть слышится голос добра.
 
 
Пусть каждый берётся за дело своё,
Иначе ворвётся разлад в бытие.
 
 
Преступного ты опасайся пути,
Жизнь должно в служеньи добру провести,
Ни зла ни добра не удержишь в руках,
Оставь же хоть светлую память в веках!
 
Червонцы, богатства, высокий дворец
Тебя не спасут, их не ищет мудрец.
Лишь слову сберечь твоё имя дано,
Чти слово: поверь всемогуще оно.
 
 
На радость потомство судьбой нам дано,
Нам собственной жизни дороже оно.
Для сердца роднее прибежища нет,
И связей теснее не ведает свет.
 
Знай , что венца достоин только тот,
Кто с чистой душой пред людьми предстаёт,
Кто веры исполнен и красноречив,
В делах дальновиден, умом прозорлив,
 
Кто истине - друг, лицемерию - враг,
И мудрости ищет - не суетных благ. 
 
 
Кто в битву кидается с яростным львом,
Того не героем - безумцем зовём.
 
 
Лежит перед юношей к старости путь, 
Седым волосам черноты не вернуть.
Кто мешкает долго в сём тесном дому,
Становится дом все теснее тому.
 
 
Реченье напомню - в нем правда, не ложь:
Что сам ты посеял, то сам и пожнёшь.
Ещё мы от мудрых слыхали: в иной
Обители счастье найдём, не в земной.
 
 
Коль алчностью сердце твоё не полно,
Что прах, что богатство царей - все равно.
Кто брата способен на прах променять -
Не сын тот отцу и позорит он мать.
 
 
В последний свой путь, предреченный судьбой,
Груз добрый деяний возьмите с собой!
Они вас от гибели вечной спасут,
Когда призовёт вас Создатель на суд.
 
 
Кто встретил покорностью поднятый меч,
Себя на погибель решился обречь.
 
 
Твоя правота - вот опора тебе,
Иной не ищи ты защиты в борьбе.
 
 
Ведь все преходяще, как ветер и прах;
К чему изнывать у тщеславья в тисках,
Заботами пурпур сгоняя со щёк,
Душой увядая от тяжких тревог!
 
Вкушаешь блаженство, страдаешь потом,
И после навек покидаешь сей дом.
 
 
На ласку судьбы не надейся ты, друг,
Не жди, чтоб прямым стал изогнутый лук.
Таков он,над нами кружащийся свод, -
Наш рок: улыбнётся, а после убъет.
 
Когда с ним враждуешь, он ласков с тобой,
А другом сочтешь- повернётся спиной.
 
 
.................. О великий мудрец,
Творящего зло незавиден конец.
Пребудет он в горе, терзаясь тоской,
............... Потеряет навеки покой.
 
 
Дни жизни превратностей много таят,
То мёд в них и сладость, то горечь и яд
 
 
Ты сеял - пришёл созреванию срок:
Отведай плоды, что принёс твой росток. 
Коль это шипы - насаждал ты их сам;
Коль шелка волокна - соткал ты их сам.
 
 
Добрым и праведным живи ты свой век,
О сын мой, не создан для зла человек!
 
 
О, что же ты, мир, кроме горькой тщеты?
Того, кто разумен, не радуешь ты.
Как рок не лелеял, тебя человек,
Но рано иль поздно, пресекши твой век,
 
Отнимет он все, что тебе даровал, -
Не все ли равно, это прах иль коралл? 
Царем иль слугою пройди бытие, -
Лишь прервано роком дыханье твоё  -
 
И радость, и скорбь, все минует, как сон,
Жить вечно никто на земле не рождён.
Когда ты прославился доблестью дел,
Будь царь или раб - твой бессмертен удел.
 
 
И каждый, достойный высоких наград,
Кто праведно правил, был знаньем богат,
Наград удостоился. Был ему дан
И дар, и ему подобающий сан.
 
 
Должно быть, и вправду я грешным рождён,
Коль вечно скорбеть и стенать осуждён.
Меня не держи от себя ты вдали -
Давно ль мы с тобою друг друга нашли?
 
 
В науках стремись непрерывно вперёд, 
Нам всякое знание отраду несёт.
 
 
Забыты заботы, открыта казна .....
Обычай таков на земле издавна.
 
 
Слова мудреца тут бы к месту пришлись:
"При женщинах славить мужчин берегись.
Лишь девичье сердце словами затронь,
И бесы зажгут в нем любовный огонь."
 
 
Какая от месяца радость тому, 
Чье сердце звезда озарила сквозь тьму!
 
 
Создавший обычай супружества рок
Любовный огонь в каждом сердце зажег.
Замыслит он любящих двух разлучить -
С ним спорить напрасно: разорвана нить.
 
Рвёт узы он явно, связует тайком,
Давно искушённый, в одном и другом,
Коль (витязь) супруги себе не возьмёт,
Исчезнет со света (прославленный) род.
 
А тем, что одних дочерей лишь плодят,
Насмешек грозит нескончаемый град.
 
 
Орлица, что яйца в гнезде нанесла,
Такую услышала речь от орла:
"Коль выведешь самок одних из яиц,
Навеки угаснет мой род среди птиц."
 
 
Беседовать надо с глазу на глаз;
Где трое иль четверо - все напоказ.
 
 
Пусть пальцами гнёшь ты стальное копьё,
Пусть льва леденит приближенье твоё,
Пусть зубы твои наковальне подстать -
Ты должен главу перед Богом склонять.
 
Союз столь различных, как пламя с водой,
Семье, не грозит ли великой бедой?
Узнайте по знакам небесных планет,
Да будет благой вам ниспослан ответ.
 
 
Таков уж чертога земного закон:
Блаженствует этот, а тот удручён,
Один народился, уходит другой;
Кто не был похищен всесильной судьбой?
 
Душой сокрушаясь, беде не помочь,
С творцом всемогущим нам спорить невмочь.
 
 
Того, кто с отцовского сбился пути,
Уж плотью от плоти отца не сочти.
 
 
Возможно ли ветру, - как думаешь ты, -
Земле покориться слетев с высоты?
 
 
Ты действуй, как разум подскажет тебе,
Ведь разум и змея осилит в борьбе.
 
 
Коль нам вседержитель  захочет помочь -
Под силу нам трудности все превозмочь,
Лев действовать должен и рваться вперёд,
Добыча тогда от него не уйдёт.
 
 
Побойтесь создателя звёзд и луны,
Того, кем и разум и мощь созданы.
Такие дела не угодны ему,
Кровь мирных людей проливать ни к чему.
 
 
Тот в гору идёт, этот катится вниз,
Тот радостен, в этого беды впились;
В довольстве один расцветает душой,
Изгложено сердце другого нуждой.
 
 
Взять доброе имя с собой не забудь-
К бессмертью оно открывает нам путь.
А если мы жили в корысти и зле-
Смерть все обнажит, что таилось во мгле.
 
 
Пусть выше Кейвана богатый наш дом, 
С собой мы лишь саван один унесём.
И тяжкий обнимет нас трепет и страх,
Как время придёт обратиться нам в прах 
 
 
С серпом великан по лужайке идёт,
И все, что увяло и все, что цветёт,
Срезает равно беспощадной рукой,
Мольбою не тронуть его никакой.
 
Мы травы, а время - косарь, что на луг 
Вступив, без разбору все косит вокруг;
Всех губит, не глядя, кто молод, кто сед.
Губя не щадит и младенческих лет.
 
Таков нашей жизни извечный закон;
Ведь каждый рождённый для смерти рождён.
В дверь входит, выходит из двери другой.
Измерен наш век беспощадной рукой.
 
 
Коль дева и юноша скромны, чисты,
Задеть их не может рука клеветы.
 
 
Я вымолвил сыну: "О сын дорогой!
Ты жизнью живи справедливой, благой.
Ищи не богатств, а познанья, будь прям,
Душой не подкупной будь верен друзьям,
 
Дорогою Бога, что вечна светла,
Ты шествуй, чуждаясь неправды и зла.
К сокровищам бренным не должен ты льнуть;
И в сердце таким же, как с виду ты будь.
 
Заветы отцовские ты свято блюди,
С дороги прямой никогда не сходи
 
 
Таков уж на свете обычай и лад;
День - радостный ходишь, день - грустью объят.
Для всех лишь одна колыбель у земли:
Могила. Мы смерть одолеть не смогли.
 
 
Наперсником будь небосводу - и все ж
От круговращения его не уйдёшь.
То знатность, и трон, и венец он пошлёт,
То горький и скорбный конец он пошлёт,
 
То другом глядит, то враждует с тобой,
То ядрышком потчует, то скорлупой.
Да, мир - величайший затейник, и нас
Он новой затеей дивит, что ни час.
 
Красуйся твоя голова в облаках,
Приютом последним все будет ей прах.
 
 
Пускай преуспел ты, достиг высоты,
Добился свершенья заветной мечты -
От черного праха чего тебе ждать?
Ведь прахом, несчастный, ты станешь опять.
 
 
Побойся ты Бога, не делай ты зла,
Хоть злые свершать в твоей власти дела.
Престол ещё многих подобных тебе
Увидит - ведь нет постоянства в судьбе.
 
 
Со злобою спорила мудрость... Беда,
Что светлая мудрость жестоким чужда!
 
 
Не будь кровожаден, как барс, человек -
Он мрачных времён не видал бы вовек.
 
 
Недаром же слава - не женщин удел;
Ведь нет, кроме сна и еды, у них дел.
 
 
Рви розы, пока они в полном цвету,
Назавтра утратят они красоту.
 
 
В прах повержена честь:
А чести поверженной вновь не обресть.
 
 
Но сколько б за землю вы войн не вели,
Любому отмерят два метра земли -
Лишь яму, чтоб вас опустили в неё,
Когда вы пройдёте земное бытие.
 
Тщета - все иное. Лишь горечь и боль
Сулит ненасытным земная юдоль.
 
 
Все царства погрязли в раздорах и зле,
Хоть место найдётся для всех на земле.
 
 
Коль выросло древо и плод принесло,
Но стало точить его тайное зло,
И корень ослаб, и поблекла листва, -
Склоняется книзу вершина сперва, 
 
А там, как подкошенный рушится ствол,
И новый побег уж на смену пришёл.
 
 
Кто ложной дорогой стремится вперёд,
На жалкую гибель себя обречёт.
Теперь благородному старцу внемли,
И знания жажду полней утоли.
 
 
Пристало словам престарелых внимать,
Наградой - небесная нам благодать.
А если разумный совет оттолкнём,
Раскаянья горечь мы после пожнём.
 
 
Кому же от смерти укрыться дано?
Лишь то совершится, что нам суждено.
Окончит могилой свой путь человек,
Какой бы ему не отмерен был век.
 
 
Однако же, как мудрецы говорят, -
Самим поспешать нам не следует в ад.
Жизнь - дар драгоценный; кто им дорожит,
Тот броситься в львиную пасть не спешит.
 
 
Да, жизнь преходящею создал творец,
Мгновений её не считает мудрец,
Восславь же создателя мира, любя,
Коль день злополучный минует тебя.
 
 
Под бременем тяжким кручин и забот,
Ты Богу молись, он твой верный оплот.
А кто от владыки, создавшего свет,
Душой отвратится, в том разума нет.
 
 
На земли чужие кто зарится, тот
Возмездия сам на себя навлечёт.
 
 
Не должно надеяться нам на того,
С кем кровное нас не связует родство -
Хотя и по крови наш родич иной
Нас может предать из корысти одной.
 
И в счастье и в горе спеши испытать,
Того, кого другом хотел бы считать.
Коль ниже величия он твоего,
То зависть, быть может, снедает его.
 
Увы, этот мир к вероломству влеком,
Колеблем он каждым шальным ветерком.
 
 
Так в бренной юдоли живёт человек,
Терзаемый алчностью, воюет весь век.
Глядишь, не осталось ни блага,ни зла;
Смерть-хищник добычу свою унесла.
    
 

 

Избранное из поэмы Фирдоуси "Шахнаме"                    Том 1                 ОТ НАЧАЛА ПОЭМЫ ДО СКАЗАНИЯ О СОХРАБЕ 

Фирдоуси, Шахнаме, Книга царей, Поэт

Фирдоуси

Избранное
Фирдоуси, Шахнаме, Книга царей, Поэт
Фирдоуси, Шахнаме, Книга царей, Поэт
Фирдоуси, Шахнаме, Книга царей, Поэт
Фирдоуси, Шахнаме, Книга царей, Поэт
Фирдоуси, Шахнаме, Книга царей, Поэт
Фирдоуси, Шахнаме, Книга царей, Поэт
Фирдоуси, Шахнаме, Книга царей, Поэт
Фирдоуси, Шахнаме, Книга царей, Поэт
Фирдоуси, Шахнаме, Книга царей, Поэт
Фирдоуси, Шахнаме, Книга царей, Поэт
Фирдоуси, Шахнаме, Книга царей, Поэт
Фирдоуси, Шахнаме, Книга царей, Поэт
Фирдоуси, Шахнаме, Книга царей, Поэт
Фирдоуси, Шахнаме, Книга царей, Поэт
Фирдоуси, Шахнаме, Книга царей, Поэт
Фирдоуси, Шахнаме, Книга царей, Поэт
Фирдоуси, Шахнаме, Книга царей, Поэт
Фирдоуси, Шахнаме, Книга царей, Поэт
Фирдоуси, Шахнаме, Книга царей, Поэт
Фирдоуси, Шахнаме, Книга царей, Поэт
Фирдоуси, Шахнаме, Книга царей, Поэт
Фирдоуси, Шахнаме, Книга царей, Поэт
Фирдоуси, Шахнаме, Книга царей, Поэт
Фирдоуси, Шахнаме, Книга царей, Поэт
Фирдоуси, Шахнаме, Книга царей, Поэт
Фирдоуси, Шахнаме, Книга царей, Поэт
Фирдоуси, Шахнаме, Книга царей, Поэт
Фирдоуси, Шахнаме, Книга царей, Поэт
Фирдоуси, Шахнаме, Книга царей, Поэт
Фирдоуси, Шахнаме, Книга царей, Поэт
Фирдоуси, Шахнаме, Книга царей, Поэт
Фирдоуси, Шахнаме, Книга царей, Поэт
Фирдоуси, Шахнаме, Книга царей, Поэт
Фирдоуси, Шахнаме, Книга царей, Поэт
Фирдоуси, Шахнаме, Книга царей, Поэт
Фирдоуси, Шахнаме, Книга царей, Поэт
Фирдоуси, Шахнаме, Книга царей, Поэт
Фирдоуси, Шахнаме, Книга царей, Поэт
Фирдоуси, Шахнаме, Книга царей, Поэт
Фирдоуси, Шахнаме, Книга царей, Поэт
Фирдоуси, Шахнаме, Книга царей, Поэт
Фирдоуси, Шахнаме, Книга царей, Поэт
Фирдоуси, Шахнаме, Книга царей, Поэт
Фирдоуси, Шахнаме, Книга царей, Поэт
Фирдоуси, Шахнаме, Книга царей, Поэт
Фирдоуси, Шахнаме, Книга царей, Поэт
Фирдоуси, Шахнаме, Книга царей, Поэт
Фирдоуси, Шахнаме, Книга царей, Поэт
Фирдоуси, Шахнаме, Книга царей, Поэт
Фирдоуси, Шахнаме, Книга царей, Поэт
Фирдоуси, Шахнаме, Книга царей, Поэт
Фирдоуси, Шахнаме, Книга царей, Поэт
Фирдоуси, Шахнаме, Книга царей, Поэт
Фирдоуси, Шахнаме, Книга царей, Поэт
Фирдоуси, Шахнаме, Книга царей, Поэт
Фирдоуси, Шахнаме, Книга царей, Поэт
Фирдоуси, Шахнаме, Книга царей, Поэт
Фирдоуси, Шахнаме, Книга царей, Поэт
Фирдоуси, Шахнаме, Книга царей, Поэт
Фирдоуси, Шахнаме, Книга царей, Поэт
Фирдоуси, Шахнаме, Книга царей, Поэт
Фирдоуси, Шахнаме, Книга царей, Поэт
Фирдоуси, Шахнаме, Книга царей, Поэт
Фирдоуси, Шахнаме, Книга царей, Поэт
Фирдоуси, Шахнаме, Книга царей, Поэт
Фирдоуси, Шахнаме, Книга царей, Поэт
Фирдоуси, Шахнаме, Книга царей, Поэт
Фирдоуси, Шахнаме, Книга царей, Поэт
Фирдоуси, Шахнаме, Книга царей, Поэт
Фирдоуси, Шахнаме, Книга царей, Поэт
Фирдоуси, Шахнаме, Книга царей, Поэт
Фирдоуси, Шахнаме, Книга царей, Поэт
Фирдоуси, Шахнаме, Книга царей, Поэт
Фирдоуси, Шахнаме, Книга царей, Поэт
Фирдоуси, Шахнаме, Книга царей, Поэт
Фирдоуси, Шахнаме, Книга царей, Поэт
Фирдоуси, Шахнаме, Книга царей, Поэт
Фирдоуси, Шахнаме, Книга царей, Поэт
Фирдоуси, Шахнаме, Книга царей, Поэт
Фирдоуси, Шахнаме, Книга царей, Поэт
Фирдоуси, Шахнаме, Книга царей, Поэт
Фирдоуси, Шахнаме, Книга царей, Поэт
Фирдоуси, Шахнаме, Книга царей, Поэт
Фирдоуси, Шахнаме, Книга царей, Поэт
Фирдоуси, Шахнаме, Книга царей, Поэт
Фирдоуси, Шахнаме, Книга царей, Поэт
Фирдоуси, Шахнаме, Книга царей, Поэт
Фирдоуси, Шахнаме, Книга царей, Поэт
Фирдоуси, Шахнаме, Книга царей, Поэт
Фирдоуси, Шахнаме, Книга царей, Поэт
Фирдоуси, Шахнаме, Книга царей, Поэт
Фирдоуси, Шахнаме, Книга царей, Поэт
Фирдоуси, Шахнаме, Книга царей, Поэт
Фирдоуси, Шахнаме, Книга царей, Поэт
Фирдоуси, Шахнаме, Книга царей, Поэт
Фирдоуси, Шахнаме, Книга царей, Поэт
Фирдоуси, Шахнаме, Книга царей, Поэт
Фирдоуси, Шахнаме, Книга царей, Поэт
Фирдоуси, Шахнаме, Книга царей, Поэт
Фирдоуси, Шахнаме, Книга царей, Поэт
Фирдоуси, Шахнаме, Книга царей, Поэт
Фирдоуси, Шахнаме, Книга царей, Поэт
Фирдоуси, Шахнаме, Книга царей, Поэт